15:07 

Snipe. Глава 4. В которой Гермиона получает внезапное известие

purepadfoot
contra spem spero
Глава 4. В которой Гермиона получает внезапное известие



***


— Ты волшебник, Гарри.«Гарри Поттер и Философский Камень»


***


Год довольно быстро пролетел. Летом близнецы достаточно часто ее навещали — приходили к ней по три раза в неделю; будучи в школе — писали Гермионе письма аккурат каждую неделю. Они мало что рассказывали о своем времяпрепровождении в школе, но Гермиона особо-то и не возражала по этому поводу.

Новый учебный год, казалось, тянулся нестерпимо долго и становился еще невыносимее от того, что происходило с самой Гермионой. Однажды она проснулась и обнаружила, что ее волосы стали ярко-рыжими, между тем как прошлым вечером уснула с письмом в руках от близнецов. Она ума приложить не могла, что же ей делать, как избавиться от этого, но мать была неумолима — она заставила Гермиону пойти в школу. Однако, стоило ей прийти туда, как все тут же вернулось на свои места — волосы вновь стали каштановыми.

В другой раз, когда какой-то школьный задира гонялся за ней по всей территории школы, Гермиона, несмотря на свой страх высоты, (который, к слову, имел место быть после крайне неразумной идеи спрыгнуть с качелей), мгновенно забралась на дерево.

Теперь же она сидела за столом в своей комнате и строчила письмо двум своим рыжим друзьям, как вдруг услышала, как кто-то постучался во входную дверь на первом этаже. Встав из-за стола, Гермиона направилась к выходу и, достигнув двери, осторожно открыла ее, высунув голову, чтобы узнать, кто же пришел. Ее мать вместе с гостем уже расположились в гостиной.

— Гермиона! Спустись, пожалуйста.

— Хорошо, мам! — ответила она, выйдя из комнаты и захлопнув за собой дверь, после чего медленно спустилась с лестницы, размышляя над тем, что за гость навестил их.

Войдя в гостиную, Гермиона увидела своих родителей, сидевших на диване с чашечками чая в руках. Напротив них расположилась высокая женщина в длинном изумрудном платье: ее спина была прямой, словно струна, руки покоились коленях, поседевшие волосы были собраны в тугой пучок, а очки-полумесяцы съехали на кончик носа. Представленный образ женщины говорил Гермионе о том, что их гостья явно учитель, да и не просто учитель, а тот, у которого уж точно не забалуешь.

— Здравствуйте, мадам, — сделав реверанс, вежливо поприветствовала Гермиона. В ответ женщина слегка наклонила голову и поставила сервизную чашку на стол.

— Добрый вечер, мисс Грейнджер. Рада вас видеть, — Гермиона прошествовала к дивану и уселась рядом с матерью, вопросительно взглянув на нее.

Гостья, то ли не обратив внимания на замешательство Гермионы, то ли просто решив проигнорировать это, продолжила.

— Я признательна вам, что вы все же решили провести встречу, несмотря на оставшийся срок. Я, безусловно, понимаю, что вы, скорее всего, уже подали заявления в другие школы и, возможно, даже получили письма с положительным ответом, — сказала она, терпеливо улыбнувшись. Гермиона удивленно подняла брови: так эта женщина представительница какой-то школы? Но почему же родители не сказали об этом?

— Хогвартс — престижное учебное заведение, на обучение в которое можно попасть строго по письменному приглашению, — продолжила гостья, пододвинувшись к краю кресла. — В Хогвартс принимают лишь тех учеников, которые обладают необычными способностями; и при зачислении их прошлые оценки не учитываются. Уверена, что вы и так знаете, что Гермиона очень необычная девочка — не каждому дано обладать таким интеллектом. Прошу вас, не поймите меня неправильно, но неужели вы не замечали, что она иногда ведет себя немного... странно? У нее есть непоседливые друзья? Вы замечали что-нибудь странное? То, что не поддается объяснению?

— Но откуда вы знаете? — спросила Гермиона, опередив родителей, на что женщина лишь слегка ей улыбнулась.

— Хогвартс как раз таки и создан для таких, как вы.

— Но какое отношение это заведение имеет к обучению моей дочери? — недоверчиво спросил отец.

— Дело в том, что обычная школа не совсем подходит для дальнейшего обучения Гермионы. Ей будет намного лучше в Хогвартсе, — она взяла Гермиону за руку и продолжила, не дав возможности родителям девочки сказать и слова. — То, что я сейчас скажу, несомненно, шокирует вас, но уверяю, это чистая правда, и я докажу. Послушайте, Хогвартс — школа чародейства и волшебства; в конце концов, лучшая в своем роде. Так вот, Гермиона так не похожа на остальных, потому что она — ведьма.

Гермиона пораженно застыла на месте. Ведьма? О чем она? В голове девочки мелькнул образ гогочущей костлявой, беззубой, некрасивой женщины с бородавками и спутанными волосами, отчего ей вмиг поплохело. Неужели ее все это ждет?

— Ведьма? — возмутилась ее мать.

— Именно. Ведьма, но не такая, как вы думаете. У тех нет той магии, которая, уж поверьте, подвластна вашей дочери, — засунув руку в карман мантии, женщина вытащила тонкий прутик темного дерева, на котором был искусно выведен узор в виде виноградной лозы, тянущейся вплоть до самого кончика. — А теперь разрешите продемонстрировать ее возможности, — она указала прутиком, который, скорее всего, был волшебной палочкой, на чайник, и он превратился в красивого ворона, пролетевшего по комнате, а после приземлившегося Гермионе на колени.

— Но так не бывает, — у матери Гермионы перехватило дыхание. Моргнув, Гермиона подняла руку, чтобы аккуратно погладить птицу, которая, к ее большему удивлению, оказалась, что ни на есть настоящей. Гермиона слегка улыбнулась, как только птица поласкалась о ее руку.

— Знаю, для вас, возможно, это шок, однако уверяю вас, эта птица живая, — она еще раз взмахнула палочкой, и ворон тут же преобразился обратно в заварочный чайник. — Гермиона, подобно мне, по мере получения новых знаний сможет трансфигурировать вещи. Хогвартс может помочь ей научиться использовать свою силу и управлять ею, не допуская неконтролируемых выбросов магии. Именно в Хогвартсе Гермиона встретит таких же, как и она, подружиться с теми ребятами, которые смогут по-настоящему понять ее. Она обретет свой мир, к которому и принадлежит.

— Нам, кажется, потребуется некоторое время, чтобы все обдумать, — медленно проговорил ее отец, пялясь на чайник и не веря своим глазам. Женщина согласно кивнула.

— Конечно, — она вновь запустила руку в карман и вытащила несколько брошюр. — Думаю, здесь вы найдете ответы на большинство своих вопросов. Через пару дней я позвоню вам, чтобы узнать ответ. Хогвартс — лучший выбор для нее. Благодарю вас за встречу, — встав, она слегка наклонилась. — Очень надеюсь на то, что увижу вас там, Гермиона, — не в силах сдержать улыбку, девочка поднялась с дивана и протянула руку. Магия. Вполне возможно, она обладает магией. Не может быть! И вместе с тем, она понимала, что оно так и есть. В ту же минуту, когда женщина... ммм, ведьма (!), сказала ей о том, кем Гермиона является на самом деле, она осознала, почему была настолько отличной от других и почему у нее не было друзей.

Стоп! Но так же не бывает, не так ли?

— Мадам, — Гермиона обратилась к волшебнице, которая уже было направилась к выходу. Величаво повернувшись к девочке, она улыбнулась.

— Я слушаю вас.

— А здесь поблизости живут еще волшебники? — ей не хотелось называть их имен, иначе они могли бы вляпаться в большие неприятности, но мысль, что Фред и Джордж на самом деле могли оказаться волшебниками, завораживала. Гермиона не могла понять, почему ей было так хорошо рядом с ними и почему они вели себя так странно.

— Да, живут, — сказала она, приподняв бровь. — Три семьи живут на холме за лесом возле вашего двора. Должна сказать, что достаточно странно, что вы до сих пор ничего не узнали о волшебстве, — последнюю часть предложения волшебница произнесла так, будто бы знала, что Гермиона уже разговаривала с кем-то из волшебников. Не сдержавшись, Гермиона широко улыбнулась.

— Большое спасибо вам...

— Макгонагалл. Минерва Макгонагалл. Я заместитель директора школы чародейства и волшебства Хогвартс, а также преподаватель Трансфигурации и декан факультета Гриффиндор.

Услышав чарующее слово «Гриффиндор», Гермиона сразу поняла, что происходящее не сон и что ей, несомненно, хочется поступить именно на этот факультет.

И да — она волшебница.









Гермиона не стала рассказывать своим друзьям о том, что она узнала, решив сделать им сюрприз. Ей не терпелось поскорее увидеть их ошарашенные лица, когда она появится на платформе девять и три четверти (если, конечно же, так и будет, в чем Гермиона не была уверена на все сто процентов).

И вот, первого сентября тысяча девятьсот девяносто первого года в десять часов сорок минут она уже стояла на железнодорожной платформе, наблюдая за тем, как вокруг снуют люди. Гермиона по-прежнему не знала, где же находится та самая заветная платформа. Недавно ей пришло письмо, в котором говорилось о том, что одна семья волшебников покажет ей дорогу до платформы девять и три четверти. Родители Гермионы не смогли проводить дочь на поезд, потому что получили экстренный вызов. И ей было грустно даже не из-за того, что родители не смогли с ней попрощаться, а из-за волнения, которое переполняло ее. Увлеченная мыслью о скорейшем обучении в Хогвартсе, Гермиона уже закупила все необходимые принадлежности из списка и приобрела волшебную палочку. Люди проносились мимо нее, и она, наблюдая за ними, с трудом сдерживала свою радость.

Внезапно кто-то похлопал ее по плечу, и Гермиона, удивленно распахнув глаза, резко обернулась. Позади нее стояли два человека — пожилая волшебница в широкополой шляпе, на которой красовалось чучело грифа, и мальчик примерно возраста Гермионы. Он был упитанным, с круглым лицом и рыжеватыми волосами. Его глаза сияли, и было заметно, что он нервничает: он поерзал, крепко прижимая жабу к груди. Женщина с грозным выражением лица оценивающе осмотрела Гермиону.

— Так я полагаю, вы Гермиона Грейнджер? — девочка коротко кивнула головой, вытаращив глаза.

— Да, мадам, — как можно вежливее ответила Гермиона, понимая, что эта женщина не навредит ей.

— Очень хорошо. Я миссис Лонгботтом, а это мой внук — Невилл. Он тоже, как и ты, первокурсник, так что, думаю, вы еще многое узнаете друг о друге, — мальчик взволнованно взглянул на нее, на что Гермиона радостно улыбнулась ему в ответ.

— Привет, Невилл. Рада нашему знакомству, — он пробормотал что-то вроде «я тоже», но так тихо, что Гермиона не была уверенна, что он сказал именно эту фразу.

— В этом году я буду помогать тебе. Администрацией Хогвартса для магглорожденных первокурсников выбирается семья волшебников, которая помогает ему адаптироваться в магическом мире. Так что можешь обращаться ко мне, если что-то будет непонятно, ну а я, в меру своих знаний, попробуй дать тебе ответ. Уже после первого курса ты сможешь либо сама выбрать семью, которая продолжит помогать тебе, либо вовсе отказаться от чьей-либо помощи, — Гермиона с улыбкой на губах взволнованно кивнула, внимая словам Невилла.

— Хорошо, — одобрительно сказала высокая волшебница, подтолкнув внука вперед и развернувшись к Гермионе. — Пойдемте за мной. Я проведу вас через барьер, — Гермиона как можно быстрее пошла вслед за женщиной, удивляясь скорости пожилой волшебницы — она была достаточно шустрой для своего возраста.

Подойдя к барьеру, они остановились. Гермиона с большим любопытством рассматривала его, но, как только краем глаза уловила рыжее пятно, тут же развернулась посмотреть, что это было, и широко улыбнулась.

Шесть рыжеволосых человек тоже направлялись к барьеру, среди которых она признала двух близнецов. Гермиона заметила, как полная женщина с добрым лицом, возглавлявшая ораву рыжей детворы, что-то им скомандовала.

— … так и знала, что тут опять будет куча магглов, — вскричала она, пробираясь сквозь толпу. У каждого из детей было по чемодану и сове, среди которых Эррола не наблюдалось. Но где же он? Скорее всего, опять потерял сознание. Бедняжка.

— Так, какой у вас номер платформы? — поинтересовалась женщина. Гермиона не могла отвести взгляд от этого странного семейства, которое, в принципе, не обратило на нее никакого внимания. Вдруг Гермиона задумалась: что, если они не примут ее? Что, если будут игнорировать?

— Девять и три четверти! — пропищала маленькая девочка с такими же рыжими волосами, как и у матери, которая держала ее за руку. Она явно была помладше Гермионы. Должно быть, это Джинни! — Мам, пожалуйста, можно я пойду...

— Ты еще слишком мала, Джинни, так что угомонись. Ну, Перси, иди первым, — выпрямив плечи и высоко задрав нос, высокий парень поддался вперед. Ну, конечно, это был Перси. Что не говори, а под описание близнецов он подходил идеально. Гермиона чуть ли не рассмеялась от его уверенной, деловой походки. В тот же момент Перси стремительно разогнался, и Гермиона побледнела от страха. Он что, собирается врезаться в барьер между двумя платформами? Но он же поранится.

Но Перси уже исчез. Она закрыла глаза и вновь открыла, однако он так и не появился. Словно сквозь землю провалился.

— Теперь ты, Фред, — приказала женщина, не подав и вида, — видимо, уже привыкла к тому, что ее дети частенько исчезают.

Услышав имя одного из близких друзей, Гермиона усмехнулась и шагнула вперед.

— Я не Фред. Я Джордж! Скажи честно, женщина, как ты можешь называть себя нашей матерью? — узнав Фреда, Гермиона хихикнула. Это было в его стиле. Она до сих пор не могла поверить, что будет учиться с ними в одной школе, что будет видеться с ними каждый день!

— О, Джордж, дорогой, извини, — попросила прощения миссис Уизли, кружа возле него.

— Да я пошутил! Это я — Фред! — И, не сказав ни слова, он ринулся вперед; за ним уже поспевал Джордж. Как и Перси, они скрылись за барьером.

— Как видишь, все, что нужно сделать, это пройти сквозь барьер, — заявила миссис Лонгботтом, отвлекая Гермиону от созерцания рыжеволосого семейства. — А теперь пойдем, посмотрим, как ты сама справишься с этой задачей, — кивнув головой, Гермиона покрепче сжала ручку чемодана и, глубоко вздохнув и взглянув в последний раз на Невилла, побежала вперед — в сторону барьера.

Без всяких травм Гермиона спокойно прошла преграду и очутилась уже совсем на другой платформе.

@темы: перевод, Фремиона, Гермиона/Фред, snipe, фанфики

URL
   

Гостиная Мягколапа

главная